?

Log in

No account? Create an account

[reposted post] Вы будете есть вместе?

Мой рассказ опубликовал немецкий журнал Wadim - Ваш Дом и Мир. Принимаю поздравления и комментарии!

[reposted post] "Приходи на меня посмотреть"

На вопрос, как получилось с названием фильма "Приходи на меня посмотреть", Надежда отвечает:

Это название я увидела только на премьере в доме кино. До этого оно вообще не звучало. Не буду комментировать этическую сторону данной ситуации, но затрону художественную. Пьеса построена на инсинуациях с Диккенсом. Без Диккенса этой пьесы просто нет. Это фундамент пьесы, ее атмосфера. Это ее смысл. И это ее СИМВОЛ. "Приходи на меня посмотреть" - это строчка Ахматовой. И это тоже очень сильная тема, которая тоже несет свою атмосферу, свой смысл, историю, ассоциации. В этих ассоциациях нет никаких совпадений с моей пьесой. Что хуже всего, это в фильме появились два символа, между которыми нет ничего общего. Это безграмотно. У меня вообще впечатление от фильма, что мою пьесу использовали, а не работали в сотворчестве со мной. Я не писала историю о том, "как встретились два одиночества". Я писала историю о том, как женщина лжет, чтобы исправить свою жизнь. Я не верю, что существует спасительная ложь. Потому моя "лгущая" героиня все быстрее и быстрее движется к катастрофе, увлекая за собой и другие жизни. Так почему же тогда хороший финал? Потому что есть человек, Софья Ивановна, которая ВЕРИТ. И эта пьеса о том, как ВЕРА способна спасти всех и вся, способна "сдвинуть горы". Об этом снять, конечно, труднее, чем снять очередную житейскую историю об одинокой женщине, дождавшейся счастья. Мне много лет обидно, что мой замысел реализован только, дай Бог, на одну десятую. Получился милый фильм. А могло бы получиться произведение искусства.

[reposted post] Интервью для Wadim

В журнале Wadim (Германия) вышло интервью с Надеждой Птушкиной в двух номерах (январь и февраль 2013 г.).
Картинки кликабельны.
"Театр - одна из позиций человеческого сознания. Люди не могут не лицемерить. Люди обязательно лгут, притворяются, демонстрируют или скрывают эмоции... Словом, театр - это часть природы человека, часть психологии. Поэтому театр бессмертен".


интервьюCollapse )

<div><img src="//mc.yandex.ru/watch/13887721" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div>

Я всегда думала, что распределение обязанностей такое: драматург пишет пьесу, режиссер ее ставит. Пьеса «Пока она умирала» вдохновлена творчеством Диккенса, базируется на гуманных позициях Диккенса, и Диккенс в ней незаменим. Но в Татарском театре в городе Набережные Челны решили иначе. Диккенса заменили на великого Татарского поэта, то есть практически залезли в мозг и сердце пьесы. Я спросила, разве великий Татарский народ не знает великого Английского писателя? В театре обиделись – конечно, знаем. Но мы очень любим своего великого Татарского поэта. Тогда, может, о великом Татарском поэте сделать другой спектакль, а не «выкручивать» пьесу, связанную с великим Английским писателем?...

Хотя бы учли, что 2012 год был юбилейный для Диккенса.
И еще, уже к слову, из области старых обид. Есть у меня пьеса «Ненормальная». В ней три базовые вещи, без которых она не имеет никакого смысла. Первое: героиня старше героя на 10 лет (вообще в моих пьесах очень важен возраст). Второе: у героя с героиней никогда не было и не может быть интимных отношений (так тоже бывает). Третье: герой и героиня расстаются в финале пьесы. Все три эти позиции, или хотя бы две из трех, нарушаются практически во всех постановках «Ненормальной» (в том числе и в фильме). А я потом получаю от зрителей претензии именно по этим вопросам. Например, недавно один итальянец написал мне (в связи с немецким спектаклем): «Пьеса хорошая, но уж слишком героиня у Вас феминистка. Борется, борется за то, чтобы переспать с мужчиной, и добивается своего. Это недостаток пьесы. Но режиссер его преодолел». Но в моей пьесе нет такого недостатка. Поэтому режиссер ничего не преодолевал, а сам создал этот недостаток. То есть мои же авторские права нарушили и ко мне же претензии.
Господа режиссеры, не становитесь непрошено моими соавторами. Вам нравится писать пьесы – пишите их, без меня, сами!







[reposted post] Пушкин - наше все

45

Пушкин, конечно, наше все. Но зачем же ему приписывать пьесу Н.Птушкиной?

( прикреплен скан статистики сайта http://ptushkina.com )

[reposted post] И все будем целоваться

Пьесу Птушкиной «Пока она умирала» впервые перевели на татарский язык и поставили в Набережночелнинском Государственном Татарском Драматическом Театре. Это первая постановка этой пьесы в мусульманском пространстве. Спектакль пользуется большим успехом, и поэтому позвонил режиссер-постановщик и пригласил Н.П. приехать на показы и пообщаться с татарскими критиками. В разговоре он все время приговаривал: «И все будем целоваться». Такое заманчивое предложение Птушкина не могла не принять, тем более, что в России 20 миллионов татар и целоваться можно долго.

[reposted post] Развод по-русски

"О переименовании моих пьес я уже писала. Кроме нарушения авторских прав и унижения автора есть еще одна проблема – запутывание зрителя. В частности, «разводом по-русски» в театре им. Леси Украинки «обозвали» пьесу «Приходи и уводи», а петербургский продюсер Вадим Романов тем-же «разводом по-русски» «поименовал» мою же пьесу «Пизанская башня». Как тут зрителям разобраться?! Я даже не комментирую вторичность, банальность и распространенность названия «Развод по-русски»…

Ирония в том, что этот «Развод по-русски» именно по-русски и развел меня с Вадимом Романовым. История «кидания» такова: сначала Романов попросил разрешение на постановку пьесы «Пока она умирала». Поставил ее. Повез по малым городам севера, Сибири и Дальнего Востока. Я даже не знаю, по каким городам именно. Вопреки всем договоренностям я не получила ни информации, ни отчислений. Сам Романов пропал. Объявился снова только с просьбой поставить «Пизанскую башню» и самому сыграть в ней. Я задала ему неделикатный вопрос насчет денег за предыдущий спектакль. Без каких-либо комплексов Романов сообщил, что денег нет, потому что его кто-то там кинул. Но впредь его уже никто никогда не кинет, и я буду исправно получать деньги, а гарантия – это его безупречная честность и порядочность. Я подумала, что, может, действительно «кинули» и подписала новый договор. Романов снова пропал. Из интернета я узнаю, что спектакль играется и в России, и в Германии. Я снова задаю Романову неделикатный вопрос. И слышу ответ, что деньги настолько маленькие, что он подумал, зачем они мне. Я «некрасиво» настаиваю на отчетности и на отчислениях. Тогда Романов говорит, что деньги есть, а он не знает, как их передать, не знает, как оформить, как отправить… я даю исчерпывающий ответ. Романов вновь пропадает.

Жизнь моя складывается так, что в редком городе Германии нет у меня добрых знакомых. Поэтому мне трудно не узнать про гастроли в Германии, про постановки в Германии. Непременно кто-то звонит и спрашивает контрамарки. РАО в ситуации с антрепризой помочь практически не может. Вот я и думаю обратиться к немецким властям с письмом о жульничестве. Я предварительно проконсультировалась и поняла, что успех такого обращения может превзойти самые смелые ожидания. Неприятности для господина Романова могут быть очень большие. Германия – страна законопослушная. Сижу и думаю: обрекать «ближнего» на серьезные неприятности или махнуть рукой. Проблема в том, что таких как Вадим Романов у меня несколько. И всех не «догонишь». Получается что-то вроде выборочной справедливости. Но может быть выборочная лучше, чем никакой вовсе?"

Надежда Птушкина


афиша спектакляCollapse )

"Важней всего написать так, чтобы не было стыдно"
В журнале "Странник" опубликовано интервью с Надеждой Птушкиной и ее стихи.
Стихи, кстати, можно прочитать на сайте.
(при клике по картинке, они открываются в новом окне в подходящем для чтения размере)